Фактчек | Кодекс о здоровье: «смена пола» и «нетрадиционный секс-туризм» в Казахстане

Factcheck.kz продолжает серию фактчеков по новому Кодексу «О здоровье народа и системе здравоохранения», основанную на виральной рассылке от певца Шокана Маратулы. В тексте певца кодекс называют «антинародным, фашистским, карательным, вредительским и античеловечным».

Напомним, что ранее мы разбирали темы посмертного донорства органов и конспирологических теорий, связанных с вакцинацией, а также вопросы психиатрической диагностики и лечения. Сегодня посвящаем материал непростой теме гендерного перехода, которую, конечно же, не могли обойти вниманием бывший солист группы «All давай» и его последователи.

Утверждение: Выделили отдельную статью, дозволяющую СМЕНУ ПОЛА, в том числе для иностранцев. (Есть опасения, что это может способствовать развитию нетрадиционного секстуризма)… (Слово «лица», а не граждане включает в себя иностранцев).

Шокан Маратулы

Вердикт: Ложь и манипуляция

В редакции Кодекса от 2009 года имелась ровно та же норма, причем, даже менее зарегулированная чем сейчас. Аналогичным образом применялась формулировка «лица», а не «граждане». Однако противники нового Кодекса подают информацию в таком свете, будто раньше в Казахстане, в принципе, нельзя было «менять пол», а, вернее, совершать трансгендерный переход в социальном, гражданском и\или медицинском смысле. Более того, придают вопросам трансгендерного перехода, относящимся к профессиональной (медицинской), правовой и законодательной плоскости, непотребный окрас, применяя слово «секстуризм», который якобы может «развиться» в Казахстане после вступления нового Кодекса в силу.

Кратко о кодексе

Действительно, в новом кодексе есть отдельная Статья 156. «Изменение половой принадлежности», которая гласит:

  1. Лица с расстройствами половой идентификации, достигшие двадцати одного года, дееспособные, кроме лиц с психическими, поведенческими расстройствами (заболеваниями), имеют право на смену пола.
  2. Порядок медицинского освидетельствования и проведения смены пола для лиц с расстройствами половой идентификации определяется уполномоченным органом.

Сейчас эта норма относится к Главе 18. «Регулирование отдельных отношений в области здравоохранения».

НО! В предыдущем Кодексе «О здоровье народа и системе здравоохранения» имелась аналогичная норма и даже менее зарегулированная — поскольку в ней ничего не говорилось о возрасте, по достижении которого казахстанским трансгендерам можно было начать процесс по «смене пола». Что правда, то правда — отдельную статью раньше «не выделяли», обошлись п.3 в Ст. 88 «Права граждан».

Старая редакция: Лица с расстройствами половой идентификации, кроме лиц с психическими расстройствами (заболеваниями), имеют право на смену пола.
Правила медицинского освидетельствования и проведения смены пола для лиц с расстройствами половой идентификации устанавливаются уполномоченным органом.

Вы можете ознакомиться с Правилами медицинского освидетельствования, которые были в целом сформулированы в 2011 году (соответствующий приказ был подписан тогдашним премьер-министром Каримом Масимовым), а также в дальнейшем — в 2015 году вышел приказ за подписью тогдашнего министра здравоохранения и социального развития Тамары Дуйсеновой.

Подробно: что такое переход и как он регулируется в Казахстане

В чём суть данной законодательной нормы? 

Логично начать объяснение с того, что трансгендерность имеет своё место в Международной классификации болезней. В МКБ-10 трансгендерность (транссексуализм, код: F 64) считается расстройством идентичности и относится к классу психических и поведенческих расстройств. В новой редакции, которая вступит в силу в 2022 году (МКБ-11), трансгендерность уже рассматривается не как вид психического и поведенческого расстройства, а как вопрос, связанный с половым здоровьем, и, следовательно, эндокринной системой. Некоторые исследования говорят о биологических причинах заболевания. Блок заболеваний под кодом F 64 теперь соответствует параграфу Гендерное несоответствие (HA 60, 61, 6Z). Несмотря на решение не рассматривать трансгендерность как психическое заболевание, формулировка во многом осталась прежней. Сравните: 

F 64.0 Желание жить и восприниматься окружающими как лицо противоположного пола, обычно сопровождаемое ощущением дискомфорта от своего анатомического пола или чувством неуместности своей половой принадлежности. Желание подвергнуться хирургическому вмешательству или получить гормональное лечение с тем, чтобы достичь, насколько это возможно, соответствия предпочитаемому полу.

со следующей формулировкой

HA 60: Гендерное несоответствие подросткового и взрослого возраста характеризуется выраженным и стойким несоответствием между переживаемым полом человека и зарегистрированным полом. Что часто приводит к желанию жить и быть принятым как личность переживаемого пола посредством “перехода” с помощью гормонального лечения, хирургии или других медицинских услуг, которые бы привели тело человека в соответствие (насколько это желательно и насколько это возможно) с предпочитаемым полом. Диагноз не может быть поставлен до наступления половой зрелости. Сами по себе гендерный вариант поведения и предпочтения не является основанием для постановки диагноза.

Примечание: В обеих редакциях МКБ выделяется отдельный код для постановки диагноза в детском возрасте (F 64.2 и H 61).

Таким образом, независимо от классификации (а тут тоже есть логические нюансы и последствия юридического и социального характера), люди, родившиеся с подобной особенностью, последствиями которой в некоторых случаях (как подразумевает МКБ-11) является гендерная дисфория или расстройство половой идентификации (как обозначено в Кодексе), имеют полное право на получение соответствующей медицинской помощи. И это право, собственно, отражено в казахстанском медицинском законодательстве уже многие годы.

Критический взгляд на проблему и формулировки

Стоит заметить, что так называемая «смена пола» — процесс долгосрочный и дорогостоящий. А в силу, трансфобии, дискриминации и стигматизации (по сути, рассылка Шокана Маратулы является примером и того, и другого, и третьего) людей с подобной особенностью — ещё и, фактически, небезопасный, как в психологическом, так и физическом плане.

Кадр из фильма «И всё же Лоранс» режиссёра Ксавье Долана

Поэтому, возможно, уместнее применять термин «трансгендерный переход». Обозначим ещё раз — смена пола или трансгендерный переход является решением проблемы стресса (гендерной дисфории), вызванного несоответствием своей гендерной идентичности и пола, зарегистрированного при рождении.

В приказе за подписью Тамары Дуйсеновой, о котором идёт речь выше, обозначены медицинские мероприятия по смене морфологического (биологического) пола: от гормональной терапии и психиатрической реабилитации до хирургической коррекции.

При этом около 10 лет в стране существует норма, благодаря которой, можно изменить имя, отчество и фамилию «соответствующие выбранному полу, при хирургическом изменении пола» (См. Кодекс«О браке (супружестве) и семье»).

Таким образом, сейчас казахстанское законодательство требует от людей, страдающих от гендерного несоответствия, идти до конца в своём желании жить и быть воспринятым в качестве лица другого пола. Хотя сами трансгендеры далеко не всегда желают провести операцию, в том числи и потому что она достаточно травматична. Для многих важнее внешнее соответствовие своей самоидентификации и социальной (и\или гражданской — Прим. авт.) роли.

Иногда трансгендеры совершают только социальный переход, включающий в себя камин-аут и внешнее преображение при помощи одежды и косметики. Но как мы видим, в таком случае, в Казахстане невозможно совершить трансгендерный переход в юридическом смысле, в отличии от, например, России, Франции и некоторых других стран, где радикальная смена пола хирургическим образом для этого не требуется. В России можно поменять документы после прохождения медкомиссии в составе психиатра, медицинского психолога и сексолога. Ранее в Казахстане существовали аналогичные правила, упрощающие переход в юридическом смысле.

Таким образом, в новом кодексе нет ничего более «дозволительного» для трансгендеров, чем было ранее, скорее — наоборот.

О терминологии

К вопросам терминологии и адекватного восприятия проблемы относится и понимание разницы между т.н. нетрадиционной сексуальной ориентацией и трансгендерностью, поскольку гендерная идентичность и сексуальная ориентация не одно и то же. Как утверждается на сайте американской психологической ассоциации «трансгендер — это общий термин, используемый для описания людей, чья гендерная идентичность (ощущение себя мужчиной или женщиной) или гендерное выражение отличается от социально сконструированных норм, связанных с их полом при рождении…». При этом ресурс, защищающий права LGDTQ, формулирует, что сексуальная ориентация «описывает устойчивый характер физического, романтического и/или эмоционального влечения человека к другому человеку». Там же утверждается, что «Трансгендеры могут быть натуралами, лесбиянками, геями, бисексуалами…».

Кадр из фильма «Человек, который удивил всех»

Всего по данным ВОЗ, в мире около 25 миллионов человек относятся к трансгендерам и гендерным меньшинствам (это 0,3-0,5% популяции).

Отдельно о развитии секс и- медицинского туризма в Казахстане 

Думается, здесь опасения противников кодекса можно развеять исключительно при помощи логики. Для развития секс-туризма, как «традиционного», так и «нетрадиционного» (что бы ни имелось в виду под последним), — которого особо опасаются певец и его последователи, у нас пока не сложились предпосылки, а именно инфраструктурно развитая отрасль въездного туризма.

Также, со всей ответственностью можно утверждать, что Казахстан не славится рынком секс-услуг. По данным ООН, по количеству секс-работников Казахстане более, чем в 7 раз уступает Таиланду:

Хотя по закону иностранцам не запрещено получать медицинскую помощь в Казахстане, эта отрасль у нас, очевидно, тоже не славится своим развитием. Всего в Казахстан, в общем, для получения медицинской помощи приезжает от 2 до 5 тысяч иностранцев в год

Что касается операций в рамках трансгендерного перехода, то для сравнения в одном только Бангкокском эстетическом институте Приича в неделю проводят две-три подобные операции. Навскидку, в Таиланде по меньшей мере 20 таких госпиталей. Естественно, иностранные граждане предпочтут поехать в Таиланд, где медицинские услуги для трансгендеров предоставляют давно, относительно недорого и качественно. Для сравнения, в Казахстане, по некоторым данным, в период с 2006 по 2016 год провели всего три операции в рамках трансгендерного перехода. Поэтому о серьёзном опыте в этом деле тоже говорить не приходится.

Другой угол зрения

Ну и опять таки стоит посмотреть на вопрос под другим углом — с медицинской и гуманитарной точек зрения. 

В интервью Bloomberg Сэм Винтер, руководитель группы сексологов при Университете Кертин в Перте (Западная Австралия), заявила, что почти во всех странах мира, за исключением полдюжины, стерилизующая операция, которая может привести к необратимому обезображиванию, является обязательным условием для получения новых документов.

«Многие транс-люди не считают необходимым делать операцию с медицинской точки зрения — это становится социальной необходимостью, — говорит Винтер. — Это жестокий, бесчеловечный и унижающий достоинство подход».

Итоги

  • Нормы нового Кодекса, касающиеся трансгендерного перехода не являются для Казахстана новшеством, и представляются даже более зарегулированными чем ранее.
  • С определённой точки зрения казахстанское законодательство до сих пор отличается необоснованной жесткостью к людям, страдающим от расстройства половой идентичности. В целом, общество не преодолело стигматизацию по отношению к трансгендерным людям.
  • Казахстану пока не грозит развитие секс и- медицинского туризма, в общем и, в частности, из-за норм, отраженных в Ст. 156 нового Кодекса. 
Айгерим Мекишева
Журналист, фактчекер, МА (Journalism for international students, University of Westminster, London), технический писатель, редактор, PR-специалист, руководитель проектов (медиа и PR)