Фактчек | Динара Закиева о процедуре удаления «информации с кибербуллингом»

Материал обновлён 01.04.2022: В первый абзац материала внесены разъяснения, касающиеся Ст.41-1 закона РК «О связи», в контексте разбираемой темы. Кроме того, в Итоги материала, а именно в первый абзац внесена правка.

Продолжаем фактчек разъяснений депутата мажилиса РК и соавтора законопроекта «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам защиты прав ребенка, образования, информации и информатизации» (т.н. поправки Сарыма-Закиевой) Динары Закиевой. Напомним, что поправки, как заявляется, среди прочего направлены на защиту прав казахстанских детей посредством блокировки контента, содержащего кибербуллинг. В случае их принятия интернет-платформы, соцсети и мессенджеры со среднесуточным доступом более 100 тыс. казахстанских пользователей обязаны в течение 24 часов после запроса со стороны уполномоченного органа, а именно МИОР, удалить указанный уполномоченным органом противоправный контент либо ограничить к нему доступ на территории Казахстана. А если гипотетически соцсеть этого не сделает? — существует вероятность применения нормы закона РК «О связи» (ст. 41–1), по которой уполномоченный орган наделяется правом определять порядок ограничения доступа к запрещенной информации, приостановления и возобновления доступа к интернет-ресурсам (См. поправку №20). По сути, даже исходя из текущей редакции закона «О связи» соответствующие государственные органы итак наделены правом временного ограничения доступа к интернет ресурсам из-за противоправного контента. 11 марта соавтор поправок Динара Закиева в своём посте на Facebook, обосновывая свою законотворческую инициативу среди прочего сделала следующее утверждение:

Когда кибербулинг происходит в отношении детей именно время и оперативность реакции играют важную роль. В этой связи в законопроекте определён срок по принятию мер по факту кибербулинга в отношении  детей — 3 дня: в течение трех дней Уполномоченный орган проверяет информацию, связывается с представителем, который в свою очередь в течение 24 часов после обращения должен удалить информацию с кибербуллингом в отношении ребёнка.

Динара Закиева

Вердикт: Манипуляция

Несмотря на то, что поправки впервые вносят в законодательное поле РК понятие «кибербуллинг», таковой не указан в законодательном перечне противоправного контента, доступ к которому необходимо тем или иным образом ограничить.

Как вы знаете поправки Сарыма-Закиевой затрагивают несколько законодательных актов РК. Смотрим поправку №66 в закон «Об информатизации».

В рамках этой поправки предлагается дополнить закон статьей 18–2 и в частности пунктом 5 следующего содержания (цитируем): «Законный представитель (онлайн платформы — прим. ред.) по взаимодействию с уполномоченным органом в области средств массовой информации… после получения предписания о принятии мер по выполнению указанного в пунктах 1, 1–1 и 1–2 статьи 41–1 Закона Республики Казахстан „О связи“ … обязан выполнить его в течение двадцати четырех часов путем принятия мер к удалению информации, нарушающей требования законов Республики Казахстан, либо ограничению ее распространения на территории Республики Казахстан».

То есть действительно иностранная интернет-платформа должна удалить противоправную информацию в течение 24 часов после получения предписания из Казахстана. А теперь будьте внимательны — что это за информация и каких тем она касается.

Указанные в тексте поправки №66 пункты Статьи 41–1 в существующей на текущий момент редакции Закона РК «О связи» регулируют в целом Порядок приостановления работы сетей и (или) средств связи. Смотрим, из-за каких именно нарушений, по закону, этот порядок приостановления должен вступить в силу? — цитируем П1, Ст.41–1:

«В случаях использования сетей и (или) средств связи в преступных целях, наносящих ущерб интересам личности, общества и государства, а также для распространения информации, нарушающей законодательство Республики Казахстан о выборах, содержащей призывы к осуществлению экстремистской и террористической деятельности, массовым беспорядкам, а равно к участию в массовых (публичных) мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка, пропагандирующих сексуальную эксплуатацию несовершеннолетних и детскую порнографию, содержащей рекламу электронного казино, интернет-казино, а также рекламу азартных игр и (или) пари, организуемых и проводимых лицом, не имеющим права заниматься деятельностью в сфере игорного бизнеса в Республике Казахстан, Генеральный Прокурор Республики Казахстан или его заместители вносят в органы национальной безопасности Республики Казахстан представление о принятии мер по временному приостановлению работы сетей и (или) средств связи, оказания услуг связи либо вносят в уполномоченный орган в области информации представление об устранении нарушений законности с требованием о принятии мер по временному приостановлению доступа к интернет-ресурсам и (или) размещенной на них информации, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1–2 настоящей статьи…».

Примечание: в пункте 1–2 говорится о порядке приостановления доступа к интернет-ресурсам в связи с оперативно-розыскной деятельностью, и к нашему разбору этот пункт отношения не имеет.

Как видим, в старой редакции среди причин временного приостановления доступа к интернет-ресурсам или размещённой на них информации кибербуллинг не упоминается. Однако не упоминается он и в редакции, предлагаемой Сарымом и Закиевой, причем, несмотря на внедрение этого понятия в законодательную  базу РК (См. предлагаемые поправки №19-22— в Ст.41–1 «Закона о связи»). Предлагаемые поправки в Ст.41–1 лишь разъясняют функционал уполномоченного органа и расширяют некоторые дефиниции, например, фраза «в области информации», заменяется соответственно фразой «в области средств массовой информации» и т. п..

Исходя из декларируемой заботы о детях, логично было бы внести кибербуллинг в перечень нарушений и конкретизировать при этом, что подобный противоправный контент подлежит локальному удалению — то есть о временном приостановлении доступа, собственно, к самой сети, в таком случае, чтобы не было и речи. Однако в текущем виде формулировки позволяют максимально широкую трактовку, под которую можно подвести практически любой контент.

Контекст

Поправки Сарыма-Закиевой вводят дефиницию кибербуллинга, посредством дополнения в статью 1 (подпункт 4–1) закона «О правах ребенка в Республике Казахстан»: «…травля (буллинг) ребенка — систематические (два и более раза) действия унизительного характера, преследование и (или) запугивание, в том числе направленные на принуждение к совершению или отказу от совершения какого-либо действия, а равно те же действия, совершенные публично или с использованием средств массовой информации и (или) сетей телекоммуникаций (кибербуллинг)».

Кроме того, понятие расшифровывается и в поправках к Закону о «О средствах массовой информации»: «… под кибербуллингом понимаются систематические…действия унизительного характера в отношении ребенка, преследование и (или) запугивание… в том числе направленные на принуждение к совершению или отказу от совершения какого-либо действия, с использованием интернет-ресурса».

Итоги

  • В соответствии с предлагаемой редакцией закона «О средствах массовой информации» (поправка № 10), уполномоченному органу на рассмотрение и ответ по заявлению о кибербуллинге даётся 3 дня.
  • А интернет-платформе или мессенджеру в соответствии с поправкой № 66 в закон «Об информатизации» — лишь 24 часа на удаление не конкретизируемого в этой поправке контента. Таким образом интернет-платформа отчасти лишается права самостоятельно разобраться в ситуации или оспорить собственно противоправность контента. Читайте, наш предыдущий материал, в котором говориться, что интернет-платформы не всегда согласны с нашими регулирующими органами и их трактовками наших же законов.
  • Вводимое в законодательную сферу понятие кибербуллинга отсутствует в перечне противоправного контента, упоминаемого в Ст. 41–1 закона «О связи» (к которому интернет-платформы обязаны ограничить доступ по соответствующему предписанию казахстанских госорганов). Предлагаемые поправки на текущий момент не предусматривают внесение кибербуллинга в этот перечень.
Внесите свой вклад в борьбу с дезинформацией!
Айгерим Мекишева
Журналист, фактчекер, МА (Journalism for international students, University of Westminster, London), технический писатель, редактор, PR-специалист, руководитель проектов (медиа и PR)