Бытовое насилие в Казахстане и высказывания мажилисменов

23 сентября на расширенном пленарном заседании мажилиса РК активно обсуждались законодательные инициативы, направленные на изменение правоприменительной практики в области домашнего насилия. Мажилисмены выступают за то, чтобы разбюрократизировать подходы к решению проблемы, в том числе, наделить полицейских правом самостоятельно выносить т.н. защитное предписание, чтобы исключить в будущем весьма распространенную ситуацию, когда жертва домашнего насилия (возможно под давлением родственников и агрессора) отказывается от этого механизма своей защиты. Что такое защитное предписание читайте ниже. В ходе обсуждения спикеры озвучили ряд цифр и фактов, которые нас заинтересовали.

Предварительные итоги: Многие тезисы оставлены нами без вердикта, поскольку данные в открытых источниках разнятся (в статье приводятся имеющиеся в наличии данные и таблицы). По данным полиции, в стране возросло количество противоправных действий в семейно-бытовой сфере, но подавляющее большинство обращений НЕ приводят к какому бы то ни было наказанию агрессора. Даже по административным статьям. При этом значительная часть случаев бытового насилия происходит на постоянной основе. Женщины отказываются от своих прав на защиту в надежде на восстановление отношений и\или из-за страха.

Утверждение: Из 47 тыс. случаев зафиксированного семейного насилия за 4,5 месяцев 2020 года только 8 тыс. были направлены для рассмотрение в суд.

Спикер мажилиса Нурлан Нигматулин

Вердикт: Без вердикта и Техническая ошибка

Имеющийся в открытом доступе источник, касающийся зарегистрированных правонарушений, а именно, информационный сервис комитета по статистике и специальным учётам Генеральной прокуратуры РК, не даёт информацию обо всех зарегистрированных правонарушениях на почве быта.

В Единый реестр досудебных расследований вносится информация только об уголовных правонарушениях. В подавляющем большинстве случаев к домашним дебоширам и тиранам применяются меры административной (а не уголовной) ответственности. Кроме того, семейное насилие, это такое дело, что жертвы далеко не всегда обращаются в полицию, а обращение в органы правопорядка тоже далеко не всегда в, конечном итоге, завершается судом и уголовной или административной ответственностью. В том числе по причине отказа пострадавшего (чаще, пострадавшей) от заявления.

Как официально сообщил в июне министр внутренних дел Ерлан Тургумбаев, только двое из 10 потерпевших от семейного насилия соглашаются обратиться в полицию. Таким образом, если обращение в полицию в дальнейшем привело к судебному разбирательству, то Нурлан Нигматуллин обозначил приблизительно верное соотношение количества зафиксированных случаев семейного насилия к количеству рассмотренных дел.

Но мы всё же воздержимся от однозначного вердикта.

Ситуация с подсчётом

По информации упомянутого сервиса комитета по статистике и специальным учётам ГП РК (сервис даёт информацию только по уголовным правонарушениям — Прим. ред.), за первые 5 месяцев 2020 года в семейно-бытовой сфере было зарегистрировано всего 418 правонарушений (!). Из них 401 — правонарушение и 17 проступков. Из них 48 (по Ст. 99 Убийство) и 7 (приготовление и покушение на убийство), 157 — Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст.106), 155 — Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст.107), 0 — Истязание (ст.110), 1 — Причинение вреда здоровью в состоянии аффекта (ст.111), 5 — Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст.106), 14 — Угроза (ст.115), 3 — Изнасилование (ст.120) , 9 — Насильственные действия сексуального характера (ст.121).

При этом по официальной информации МВД, распространённой в начале августа, в 2020 году (возможно, за истекший на тот момент период, а не за первые 4,5 месяца 2020 года — Прим. ред.) в отношении семейных агрессоров полиция вынесла более 43 тысяч защитных предписаний. За нанесение побоев к ответственности привлечены 3,5 тысяч казахстанцев.

Для справки: В 2017 году содержание статей «Умышленное причинение лёгкого вреда здоровью» и «Побои» перешло из УК РК в Кодекс об Административных правонарушениях. Естественно, мера наказания была изменена. В соответствии со Ст 73–1, П1, КоАП, Умышленное причинение вреда здоровью здоровью, повлекшее кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, влечет штраф в размере пятнадцати месячных расчетных показателей либо административный арест на срок до пятнадцати суток. За побои предусмотрен штраф в размере десяти месячных расчетных показателей либо административный арест на срок до десяти суток (Ст.73–2, П1).

Защитное предписание (перечень требований к поведению правонарушителя) выносится с учетом мнения потерпевшего. В соответствии с П3 Ст.20 Закона РК О Профилактике бытового насилия, защитным предписанием запрещается совершать бытовое насилие, вопреки воле потерпевшего разыскивать, преследовать, посещать, вести устные, телефонные переговоры и вступать с ним в контакты иными способами, включая несовершеннолетних и (или) недееспособных членов его семьи… П5: Срок действия защитного предписания составляет тридцать суток с момента его вручения лицу, в отношении которого оно вынесено…

Лицо, в отношении которого вынесено защитное предписание, органами внутренних дел ставится на профилактический учет и за ним осуществляется профилактический контроль, с проверкой не менее одного раза в неделю. Нарушение требований защитного предписания влечет предупреждение либо административный арест на срок до пяти суток.

Из всего вышесказанного можно сделать 2 вывода:

  • К подавляющему числу правонарушителей были применены меры административной ответственности (например, административный арест либо штраф). Это, собственно, подтвердил заместитель министра внутренних дел РК, отвечая на вопросы мажилисменов, на упомянутом расширенном пленарном заседании мажилиса РК (См. ниже).
  • Поскольку защитное предписание в соответствии с существующими нормами выносится, так сказать с учетом мнения потерпевшего, то опять же количество подобных предписаний лишь частично отражает картину, в ввиду того, что жертвы далеко не всегда настаивают на подобной (достаточно легкой) мере своей защиты.

Для справки:  В 2019 году в суд поступило лишь 727 дел связанным с бытовым насилием.

Ситуация в реальности

По словам руководителя Союза кризисных центров Зульфии Байсаковой, в каждой 8-й казахстанской семье присутствует тот или иной вид насилия. «Выборочное обследование по насилию в отношении женщин в Казахстане», подготовленное Комитетом по статистике МНЭ РК в 2017 году приводит такие опросные данные: среди женщин в возрасте 18–75 лет, имевших или имеющих партнера, 17% когда-либо подвергались физическому и/или сексуальному насилию, или тому и другому, со стороны интимного партнера. 21% женщин в возрасте 18–75 лет, имевших когда-либо партнера, сообщили о том, что испытывали психологическое насилие от своего партнера, а 7% — экономическое насилие. Всего в исследовании приняли участие 14342 женщины из всех регионов страны.

Источник: «Выборочное обследование по насилию в отношении женщин в Казахстане»

Утверждение: Рост случаев семейно-бытового насилия за пять месяцев этого года, как уже отмечали ранее, составил 25 процентов.

Депутат мажилиса РК Ирина Смирнова

Вердикт: Правда

Как выяснилось, озвученные в мажилисе цифры, ранее были обнародованы МВД РК. В июне министр внутренних дел РК Ерлан Тургумбаев в ходе отчетной встречи с населением заявил следующее: «На 25% возросло число правонарушений в семейно-бытовой сфере. В период режима чрезвычайного положения в связи с пребыванием граждан в изоляции увеличилось число обращений жертв насилия на горячие линии кризисных центров». Мы уже писали о том, что за время весеннего карантина возросло количество уголовных правонарушений на почве быта.

Утверждение: За 8 месяцев этого года порядка 130 тысяч обращений по признаку бытового насилия к нам поступило. В итоге по 2,5 тысячи возбудили уголовное дело, порядка 30 тысяч административного производства, по остальным… потерпевшие отказались, и мы не смогли никакие меры принять.

Заместитель министра внутренних дел РК Алексей Калайчиди

Вердикт: Без вердикта

По информации комитета по статистике и специальным учётам Генеральной прокуратуры РК (повторимся комитет даёт информацию только по уголовным правонарушениям), всего за 8 месяцев 2020 года в семейно бытовой сфере было зарегистрировано 656 уголовных правонарушений. Однако, довольно странно, что 2500 уголовных дел, связанных с бытовым насилием, о которых говорит заместитель министра, не попали в статистику ГП РК. Отечественные статистические коллизии, связанные с подсчётом и классификацией правонарушений на почве быта (по закону, эти правонарушения влекут меры уголовной ответственности только если содержат признаки уголовно наказуемого деяния), а также отсутствие статистических данных на ресурсе административной полиции не даёт нам возможности подтвердить или опровергнуть заявления Алексея Калайчиди.

Утверждение: У нас по основным шести статьям 34 тысячи обращений было по фактам административного правонарушения, по которым лица привлечены к ответственности. Но… только в (отношении) 2 560 (обращений) судом установлены особые требования к поведению правонарушителя, то есть здесь еще потенциал значительный.

Заместитель министра внутренних дел РК Алексей Калайчиди

Вердикт: Без Вердикта

По причинам описанным выше, мы не можем подтвердить или опровергнуть заявленные Алексеем Калайчиди цифры. Что касается «основных шести статей», то очевидно, что спикер имеет в виду правонарушения, регулируемые Статьёй 73 «Противоправные действия в сфере семейно-бытовых отношений», Ст. 73–1 «Умышленное причинение легкого вреда здоровью», Ст.73–2 «Побои» и отдельными частями этих статей Кодекса об административных нарушениях РК.

Особые требования, о которых заявил заместитель министра, регулируются Ст. 22 Закона О профилактике бытового насилия. В частности, в соответствии с П3. нарушителю может быть запрещено:

1) вопреки воле потерпевшего разыскивать, преследовать, посещать, вести устные, телефонные переговоры и вступать с ним в контакты иными способами, включая несовершеннолетних и (или) недееспособных членов его семьи;
2) приобретать, хранить, носить и использовать огнестрельное и другие виды оружия…

Говоря о 34 тыс. обращений в полицию по административным статьям и 2560 судебным решениям, Алексей Калайчиди, вероятно, имел в виду всё то же самое, что заявил в предыдущем утверждении, слегка детализировав данные. И, да, для органов правопорядка при таком разрыве между количеством заявлений и судебных решений, остаётся потенциально большое поле для деятельности.

Утверждение: В процессе обсуждения законопроекта мы получили данные о том, что по оценкам людей, которые непосредственно работают с семьями, находящимися…в зоне риска бытового насилия… примерно 80% обращений, которые поступают, это обращения «от случая к случаю» или «в первый раз». 20% (касаются семей), в которых бытовое насилие происходит хронически, на систематическом уровне.

Депутат мажилиса Ирина Унжакова

Вердикт: Без вердикта

По словам, директора приюта для жертв бытового насилия «ARASHA», президента Общественного фонда «Институт равных прав и равных возможностей в Казахстане», Маргариты Ускембаевой, соотношение, практически, соответствует действительности. Некоторые женщины, переживают подобный опыт в течение многих лет, надеясь, что всё наладится. Однако ее коллега Зульфия Байсакова (руководитель Союза кризисных центров Казахстана) в комментарии нашему ресурсу заявила, что подсчёты, дающие информацию о подобном соотношении у нас в Казахстане не ведутся.

Упоминаемое выше исследование Комитета по статистике 2017 года в ходе опроса казахстанок выявило, что «57% женщин, подвергавшихся насилию со стороны интимного партнера, указали, что в последние 12 месяцев испытывали его часто».

Для справки: По словам Маргариты Ускембаевой в плане противодействия бытовому насилию существуют два подхода: заявительный, как сейчас, и выявительный. При заявительном подходе, собственно заявление требует подписи с трёх сторон: жертвы, нарушителя и представителя полиции. Однако очень часто жертвы, отказываются от своих прав на защиту. При этом женщинами руководит не только надежда на восстановление отношений, но и в некоторых случаях страх перед агрессором и его родственниками, из-за чего, в конечном, итоге, домашний тиран остаётся безнаказанным. Выявительный подход, предполагает профилактику правонарушений, при этом заявление может поступить от стороннего гражданина, столкнувшегося со случаем бытового насилия, например, от соседа или работника кризисного центра.

Как заметила Зульфия Байсакова, среди прочих причин, по которым женщины не заявляют в органы на домашнего тирана — экономическая зависимость и привязанность к детям.

Примечание: В 2020 году в Казахстане произошёл ряд ужасающих преступлений, связанных с семейно-бытовой сферой.

Итоги

  • По озвучиваемой полицией информации, за первые 5 месяцев 2020 года в стране возросло количество противоправных действий в семейно-бытовой сфере.
  • Подавляющее большинство обращений НЕ приводят к какому бы то ни было наказанию домашнего тирана или дебошира. Даже по административным статьям.
  • Значительная часть случаев бытового насилия происходит в семьях на постоянной основе. Женщины отказываются от своих прав на защиту в надежде на восстановление отношений и\или из-за страха перед агрессором или его родственниками.

Вы можете внести вклад в борьбу с дезинформацией: Для сохранения объективности, редакция Factcheck.kz, как правило, отказывается от рекламы и сохраняет независимость и принципиальную равноудаленность от государства, крупных компаний и политических лагерей — и именно ваша поддержка делает это возможным. Мы гарантируем рациональное планирование расходов. Народное финансирование позволяет проекту быть ещё более устойчивым и продолжать верификацию информации и проверку заявлений государственных деятелей, чиновников и экспертов.


Пожалуйста, выберите любую сумму



Или введите свою

Айгерим Мекишева
Журналист, фактчекер, МА (Journalism for international students, University of Westminster, London), технический писатель, редактор, PR-специалист, руководитель проектов (медиа и PR)