Законность действий властей, связанных с мальчиком из ЮКО | Фактчек

    Сексуальное насилие в ЮКО
    Фото ©Турар Казангапов, Tengrinews

    С момента появления публикации о возможном сексуальном и физическом насилии над 7-летним мальчиком из ЮКО и до момента пока в дело не вмешалась генеральная прокуратура, события развивались словно бы по сценарию драматурга-абсурдиста. Складывалось впечатление, что представители власти не знали, что делать в обстоятельствах, когда инцидент стал публичным, и более того, когда общественники самостоятельно взяли на себя ответственность за дальнейшее решение задачи в правовом поле. В итоге мы имеем несколько шагов и заявлений со стороны властей, которые активисты называют незаконными или не вполне законными. Разберём их.

    Снятие с поезда

    Вечером 14 марта в СМИ и соцсетях появилась информация о том, что предположительно пострадавшего от сексуального и физического насилия мальчика и его бабушку полицейские насильно сняли с поезда, на котором они отправились было в Алматы для проведения независимой экспертизы.

    Утверждение: Данные действия незаконны

    Вердикт: Правда

    Комментирует юрист Мурат Маметов:

    «Необходимо видеть детали и документы, на основании которых данные лица снимались с поезда. Если ничего не оформлялось, то просто снять с поезда при наличии билетов людей не могут, т.к. в обязательном порядке должны быть составлены соответствующие документы. В целом же, свобода передвижения гарантирована всем согласно Конституции нашей страны».

    Экспертиза

    Вечер 14 марта. Детский омбудсмен Загипа Балиева объяснила прессе, почему мальчика и его бабушку остановили от прохождения независимой экспертизы в Алматы, куда они направлялись.

    Утверждение З.Балиевой: «Проведение частной экспертизы без процессуального основания было бы незаконным».

    Вердикт: Манипуляция

    Уже на следующий день известный адвокат Жанна Уразбахова дала по этому поводу на свой странице в фб следующий комментарий:

    Сексуальное насилие в ЮКО
    Скрин публикации Жанны Уразбаховой в Facebook

    Однако, не все так однозначно. Комментирует юрист Мурат Маметов:

    «О назначении экспертизы органом, ведущим уголовный процесс, или следственным судьей должно быть вынесено соответствующее постановление. Руководствуясь п.5 ст.272 УПК, экспертиза может быть назначена по инициативе участников процесса, защищающих свои или представляемые права и интересы. Участники процесса, защищающие свои или представляемые права и интересы, в письменном виде представляют органу, ведущему уголовный процесс, вопросы, по которым, по их мнению, должно быть дано заключение эксперта, указывают объекты исследования, а также называют лицо, которое может быть приглашено в качестве эксперта».

    Согласно п.1 ст.273 УПК производство судебной экспертизы может быть поручено:

    1) сотрудникам органов судебной экспертизы;
    2) лицам, занимающимся судебно-экспертной деятельностью на основании лицензии;
    3) в разовом порядке иным лицам в порядке и на условиях, предусмотренных законом.

    В соответствии с п.1 ст.277 УПК, если производство экспертизы предполагается поручить лицу, не являющемуся сотрудником органа судебной экспертизы, орган, ведущий уголовный процесс, до вынесения постановления о ее назначении должен удостовериться в личности лица, которому он намерен поручить экспертизу, и проверить, нет ли оснований к отводу эксперта.

    То есть, законодательством предусмотрен четкий порядок, условия назначения и проведения экспертизы (этому посвящена целая глава 35 УПК).

    Все иные экспертизы, проведенные вне рамок главы 35 УПК, сложно будет отнести к рассматриваемому уголовному процессу. Они могут носить лишь характер косвенного доказательства.

    В целом же, прямого запрета на проведение независимой экспертизы наш юрист не нашёл. Вопрос лишь в сложности использования результата такой экспертизы в качестве основного неоспоримого доказательства. В этой части необходимо учитывать вышеприведенные требования закона.

    Вопрос о том, почему омбудсмен предположила, что инициаторы экспертизы в Алматы не получат (или не смогут получить) соответствующее процессуальное решение остается открытым.

    Отстранение чиновников от работы

    Утро 15 марта. Несколько чиновников из ЮКО уволены, директоры, фигурирующих в деле школ, отстранены от работы до выяснения обстоятельств.

    Утверждение: Властями четко не сформулированы причины наказания чиновников и других должностных лиц.

    Вердикт: Правда

    Комментирует юрист Мурат Маметов:

    «Как Вы понимаете, любое увольнение с работы основывается на документах (например, необходим соответствующий приказ). Чтобы сказать точно о законности рассматриваемого увольнения необходимо проанализировать сами эти документы, а не просто выдержки из СМИ. С большой степенью уверенности могу сказать, что вряд ли в приказах указан именно факт, лежащий в основе истории. Скорее всего, увольнение подведено под соответствующие нормы Трудового кодекса и Закона РК «О государственной службе». Возможно даже, что чиновники сами написали заявление об увольнении. Но это всего лишь предположения. Подобные правовые факты проверяются на предмет законности и обоснованности только на основании соответствующих документов об увольнении».

    Видеообращение бабушки мальчика

    Поздно вечером 15 марта ряд СМИ распространил видеобращение бабушки мальчика, которое позже было удалено.

    Видевшие обращение отметили, что за кадром женщине подсказывают текст и следовательно, можно предположить, что опубликование видео — не является в чистом виде ее инициативой.

    Утверждение: Распространение данного обращения незаконно.

    Вердикт: Полуправда

    Это незаконно без согласия представителей ребенка

    Из Ст. 14, П. 3-4 Закона О СМИ :

    «Запрещается распространение в средствах массовой информации или сетях телекоммуникаций персональных и биометрических данных лица, включая информацию о его родителях и иных законных представителях, иной информации, позволяющей установить личность, о:

    1) ребенке, пострадавшем в результате противоправных действий (бездействия);

    2) несовершеннолетних, подозреваемых и (или) обвиняемых в совершении административных и (или) уголовных правонарушений…

    …за исключением случаев, если распространение такой информации осуществляется в целях защиты прав и законных интересов ребенка, пострадавшего в результате противоправных действий (бездействия), и несовершеннолетних, подозреваемых и (или) обвиняемых в совершении административных и (или) уголовных правонарушений, за исключением несовершеннолетних, признанных судом виновными в совершении тяжких или особо тяжких преступлений, включая информацию об их родителях и иных законных представителях» (часть вторая пункта 2-2 статьи 25 Закона о СМИ)

    Многие общественники предположили, что видеобращение было записано с единственной целью — успокоить общественность, взявшую случай на контроль. Является ли распространение этого материала исключением, описанным в П.2-2 Ст. 25, было ли оно записано в целях защиты прав и законных интересов ребенка? — вопрос остаётся без ответа.

    Что касается распространения в СМИ, то в П.2-2 Ст. 25, также говорится:

    «Информация, указанная в части первой настоящего пункта, может распространяться в средствах массовой информации с согласия:…

    2) законных представителей несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, пострадавшего в результате противоправных действий (бездействия)»

    Таким образом, если бабушка, являющаяся законным представителем мальчика, дала свое согласие СМИ, то говорить о нарушении по закону не приходится. Но скорее, мы бы отнесли норму, описываемую в П. 2-2, Ст 25, к первым публикациям об этом случае в поселке Абай, которые действительно привлекли внимание общественности и дали возможность людям надеяться на справедливость.

    Встреча с журналистами

    Утро 16 марта.  Детский омбудсмен Загипа Балиева предлагает журналистам пообщаться с тётей мальчика, чтобы получить полную информацию о мальчике.

    «Я не знаю, что происходит, но, наверное, можно сделать так, чтобы несколько журналистов могли проехать к тёте с её позволения, и вы можете посмотреть и на мальчика, и на тётю и поговорить с ней, потому что всё, что я скажу, сейчас всё равно будет неполным, – добавила она. – Ребёнок совершенно спокойный, занимается, с ним работает психолог. После обеда он будет проходить врачебную медицинскую комиссию, подключён второй психолог, который готовит его к проведению экспертизы».

    Утверждение: реализация данного предложения может привести к нарушению закона

    Вердикт: Правда

    И снова смотрите Ст. 14 П.3-4 Закона о СМИ о запрете на распространение персональных данных, позволяющих установить личность ребенка. Подобное “приглашение” в текущей ситуации потенциально может нарушить обозначенную выше законодательную норму.

    Factcheck.kz продолжает следить за развитием событий. Если вы хотите, чтобы мы проверили другие утверждения, связанные с этим делом, пишите нам через форму обратной связи.


    Если лица, о которых идет речь в статьях factcheck.kz, или читатель не согласен с нашим вердиктом или доказательствами, после предоставления подтверждающей информации, редакция оставляет за собой право пересмотреть вердикт, приложив соответствующие материалы.

    Публикации сайта подготовлены при финансовой поддержке Фонда Сорос-Казахстан. Содержание данной публикации отражает точку зрения автора/ов, которая не обязательно совпадает с точкой зрения Фонда Сорос-Казахстан.