Проверка заявлений министра Касымова относительно метадоновой терапии

    Калмуханбет Касымов
    Фото: Sputnik / Болат Шайхинов

    16 июня в казахстанских СМИ были опубликованы материалы выступления министра внутренних дел Калмуханбета Касымов на отчётной встрече с населением. В частности, г-н Касымов говорил об «изучении пользы метадоновой заместительной терапии». Аудиозапись выступления министра можно прослушать — в материале на сайте Sputnik.

    Министр сделал ряд заявлений, которые мы решили проверить, так как тема заместительной терапии уже не раз актуализировалась в парламенте и становилась предметом нашей проверки.

    Кто участвует в программе ЗПТ

    Утверждение: «В основном, изначально, цель его была, для того чтобы не дать распространения СПИДу. То есть это все, кто применяют внутривенно, чтобы не распространялось, так и применяли этот метадон. Ну, в последующем начали почему-то применять в отношении других наркоманов».

    Вердикт: Манипуляция

    Действительно, одна из причин, по которой метадон предпочитают при лечении опиоидной зависимости, — удержание распространения ВИЧ-инфекции. Но дело в том, что заместительная терапия всегда основана на принципе замены вещества, вызвавшего зависимость, веществом-антагонистом.

    Метадон, как опиоид (синтетический опиат), назначается наркологом только пациентам с опиоидной зависимостью и только в рамках программы лечения зависимости от психотропных веществ. Известный медицинский сайт WebMD сообщает, что метадон используется при лечении против таких наркотиков как:

    • кодеин
    • героин
    • гидрокодон
    • морфин
    • оксикодон.

    Далеко не все они, как утверждает господин Касымов, принимаются внутривенно, но всех их объединяет «семейство» опиоидов. Ни в информационной брошюре, выпущенной ВОЗ/УООННП/ЮНЭЙДС, о совместной позиции в отношении заместительной терапии, ни на каком-либо заслуживающем доверия медицинском сайте, ни на сайте Министерства здравоохранения не дано информации, сообщающей, что метадон применяется в отношении «других» наркозависимых.

    methadone

    Если же министром имелись в виду в целом зависимые от опиоидов, но не инъекционно, то им, как мы видим, метадон при терапии также необходим. Приоритетность уязвимых групп с риском передачи ВИЧ понятна, но ставить под сомнение необходимость лечения других зависимых, только потому что они «не заразны», довольно спорно с точки зрения прав наркозависимых.

    Количество участников программы

    Утверждение: «В принципе, мы не можем до сих пор твердо сказать, сколько человек у нас вот этой метадоновой терапией вылечились, насколько положительно повлияло, исправились или не исправились эти люди. Таких цифр мы точно получить не смогли».

    Вердикт: Ложь

    Количество участников программы заместительной терапии не является секретом. Это открытые данные и получить их довольно легко.

    За 9 лет проекте приняли участие 1090 человек, из них по своей воле отказались от лечения с помощью метадона 217 участников проекта, то есть около 20 процентов. 

    Кажется удивительным, что у нас получилось узнать у Департамента организации медицинской помощи Министерства здравоохранения РК количество успешно вылечившихся с помощью метадоновой терапии, а у МВД – нет.

    А есть ли смысл?

    Утверждение: «Тем более, он был направлен против СПИДа, сейчас уже наркотики применяют совсем другие, сейчас внутривенно практически уже очень малое количество наркоманов применяют. Поэтому есть ли смысл дальше проводить вот эту метадоновую терапию, мы тоже до сих пор не можем понять».

    Вердикт: Без вердикта

    Информация о «других наркотиках» на данный момент непроверяема с помощью открытых данных. Видимо, это осознаёт и министр, говоря о создании рабочей группы для анализа ситуации.

    Поэтому здесь мы предлагаем вам оценить контекст, в котором идёт обсуждение необходимости ЗПТ для опиоидных наркозависимых.

    Контекст

    Выше уже было сказано и про группу риска в виде потребителей инъекционных наркотиков, и про то, что «совсем другие» наркотики, если они не опиоиды, едва ли можно заменить опиоидом-метадоном.

    Но есть один любопытный момент. 7 декабря 2017 года (то есть совсем не так давно) на сайте Министерства здравоохранения РК была опубликована заметка, сообщающая, что Глобальный фонд для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией одобрил заявку от Республики Казахстан о выделении грантовых средств по компоненту «ВИЧ» в сумме 4,5 млн. долларов США на 2018-2020 годы. «Планируется охватить профилактическими услугами к 2020 году 60% ЛУИН — то есть тех самых потребителей инъекционных наркотиков», — говорится на сайте Министерства.

    Не совсем понятно, произошли ли с тех пор какие-то изменения в решении Глобального фонда, что метадон теперь планируется закупать на бюджетные деньги, как было озвучено господином министром, но сейчас о другом.

    8 декабря 2017 на сайте Информбюро вышла статья, комментарий для которой давала координатор проекта Глобального фонда для борьбы со СПИДом Татьяна Давлетгалиева. В статье сообщается, что средства будут распределены так:

    • в Алматы уйдёт 775 тысяч долларов
    • на Карагандинскую область — 841 тысяча долларов
    • в Астану — 543 тысячи долларов.

    Эти средства выделяются на то, чтобы дать возможность НПО вести профилактическую деятельность. Закупку презервативов, лубрикантов, шприцев и выпуск брошюр взяло на себя государство, а 4,5 млн долларов гранта уйдёт в поддержку неправительственных организаций.

    Но что касается слов об уменьшении количества героиновых наркоманов, по словам Татьяны Давлетгалиевой, Глобальный фонд уже выделял Казахстану рекордные и 20, и 14 млн долларов. Затем была озвучена статистика, что деньги «работают» и ВИЧ-инфицированных становится всё меньше и меньше. В 2014 году Глобальный фонд решил не выделять денег Казахстану, однако внезапно увеличилось количество наркоманов с 5 сразу до 9%, и стране снова потребовались средства на борьбу с зависимыми.

    Складывается следующая картина: при запросе грантов количество наркоманов, находящихся в зоне риска заражения ВИЧ и СПИД, казалось достаточно серьезным, а теперь, всего полгода спустя, при необходимости закупки метадона из бюджетных средств, уже практически не осталось. Мы не можем как-либо оценивать данную картину. Но можем привести данные, озвученные 18 февраля 2018 года вице-министром здравоохранения РК Ляззат Актаевой: 

    «…мы ежегодно отмечаем 10-процентный рост новых случаев ВИЧ <…> За прошлый год проведено около 3 миллионов nестов на ВИЧ среди групп населения, которые относятся как к добровольному, так и обязательному тестированию, выявлено 2 800 новых случаев ВИЧ…»


    Если лица, о которых идет речь в статьях factcheck.kz, или читатель не согласен с нашим вердиктом или доказательствами, после предоставления подтверждающей информации, редакция оставляет за собой право пересмотреть вердикт, приложив соответствующие материалы.

    Публикации сайта подготовлены при финансовой поддержке Фонда Сорос-Казахстан. Содержание данной публикации отражает точку зрения автора/ов, которая не обязательно совпадает с точкой зрения Фонда Сорос-Казахстан.