Нашествие машин: инвестиции в людей как способ противостоять роботам | Мнение

    Роботы, вытесняющие людей — излюбленный сюжет фантастов, начинающий воплощаться в реальности. Однако Стивен Грофф, вице-президент Азиатского банка развития считает, что хэппи-энд возможен, если трезво оценить ситуацию и начать действовать уже сейчас.

    Рынок роботов растет, но заменить ими всех невозможно

    МАНИЛА – Трикотажная фабрика в Бангладеш объединяет прошлое, настоящее и будущее. На одном этаже рабочие вяжут вручную. На другом, люди и машины работают вместе. А на третьем этаже работают только роботы.

    Это здание может показаться анахронизмом, учитывая общепризнанную мудрость, что роботы заменят людей в текстильной промышленности и во многих других индустриях. Но в действительности это разумный ответ на то, каким образом Четвертая промышленная революция, по всей вероятности, осуществится в Азии. Как и в других странах, технологические достижения быстро преобразовывают индустрии и экономики, размывая границы между физическим, цифровым и биологическим мирами.

    Фабрика Nassa Group в Бангладеш. Фото: Musamir Azad. CC BY-SA 3.0

    И все же, большая часть Азии не готова к роботам по причинам, выходящими за рамки опасений, связанных с массовой безработицей.

    В 2014 году, в Китае в неавтомобильной промышленности на 10 000 сотрудников приходилось всего 11 роботов, и всего 213 на 10 000 сотрудников на автомобильных сборочных линиях. Это на сотни меньше, чем в Японии, США или Германии.

    Несмотря на то, что Китай сокращает разрыв, увеличивая свои расходы на роботов, более бедные страны сталкиваются с серьезными препятствиями, связанными с внедрением новых технологий. Более того, более низкая заработная плата в регионе дает фирмам стимул сохранять живую рабочую силу. На заводе в Бангладеш рабочие могут включиться в работу, если происходят перебои в подаче электроэнергии или сбои в работе оборудования выбивают машины из строя. В то же время, полностью автоматизированные участки позволяют продолжить производство, если рабочие начинают забастовку.

    Традиционная мудрость гласит, что этот двуединый подход неустойчив, и работники от низкого до среднего уровня квалификации, в конечном итоге уступят место роботам. Фундаментальное исследование 2013 года Карла Фрея и Майкла Осборна из Оксфордского университета показывает, что в ближайшие десятилетия 47% общей занятости в США будут подвержены риску автоматизации. Аналогичным образом, Международная организация труда (МОТ) предупредила, что 56% общей занятости в Камбодже, Индонезии, на Филиппинах, в Таиланде и во Вьетнаме “в течение следующего десятилетия или двух подвергнется высокому риску перемещения, вызванного технологией”.

    Страхи и реальность

    Но эти мрачные прогнозы игнорируют тот факт, что большинство рабочих мест охватывает целый комплекс задач, некоторые из которых не могут быть автоматизированы. Согласно исследованию ОЭСР от 2016 года, которое распределяет занятность согласно задаче, в 21 стране ОЭСР, в среднем, только 9% рабочих мест действительно подвержены риску.

    Те же доводы применимы и к Азии. Например, во Вьетнаме доля рабочих мест, подверженных риску, падает с прогнозируемых МОТ 70% до всего лишь 15%, при учете значительной неформальной экономики страны. Уборщики мусора в развивающихся странах, возможно, менее подвержены угрозе автоматизации, чем их коллеги из развитых стран, поскольку их рабочие места менее механизированы и более низкооплачиваемы.

    Тем не менее, роботы укрепляются в регионе, особенно в таких странах, как Китай и Южная Корея.

    В 2015 году, продажи роботов в Азии выросли на 19% – четвертый рекордный год подряд. Когда менее развитые азиатские страны в конечном итоге присоединятся к массовой технологизации, это неизбежно повлечет за собой увольнения работников.

    Как избежать безработицы

    Чтобы смягчить этот удар, правительствам необходимо в срочном порядке провести реформы на рынке труда и пересмотреть свои системы образования, начиная с технического и профессионального образования и обучения (ТПОП). Хотя ТПОП становится все более популярным в развивающихся странах Азии, его качество часто оставляет желать лучшего. Правительствам следует обеспечить, чтобы курсы ТПОП были сосредоточены на более соответствующих знаниях, сохраняя при этом гибкость, чтобы студенты могли учиться, без ущерба для доходов.

    Одним из вариантов является расширение доступности краткосрочных модульных учебных курсов, которые отнимают меньше времени, обучают конкретным задачам, а не всем работам, и более приемлемы для абитуриентов, которым в первую очередь необходимо зарабатывать деньги. Например, в Мьянме правительство приступило к осуществлению пилотной программы, нацеленной на “недостающих стране миллионов” студентов, которые ежегодно бросают школу. Программа предлагает краткосрочные курсы сварщиков и других специальностей, необходимых для ремонта сельскохозяйственной техники.

    Системы оценки на основе профессиональных качеств, также могут быть особенно полезными, учитывая большую неофициальную рабочую силу в Азии. Программы, предлагающие квалифицированным рабочим возможность получить сертификаты, основанные на их опыте работы, позволили бы, скажем, несертифицированным электрикам найти официальную работу в робототехнике.

    Частный сектор, также может помочь готовить больше выпускников с навыками работы. Азиатским странам следует взять пример с Индийской национальной корпорации по развитию профессиональных навыков, которая работает с частными учебными фирмами, обеспечивающими учебные программы с учетом потребностей отрасли. На сегодняшний день, индийская программа помогла обучить более 63 000 человек.

    Кроме того, правительства должны предлагать субсидии или налоговые льготы компаниям, инвестирующим в знания, которыми люди овладевают лучше, чем машины, такие как навыки общения и ведение переговоров. Им также придется принять более гибкое трудовое законодательство, поскольку фирмы не будут трудоустраивать квалифицированных рабочих, которые стоят слишком дорого. В конце концов, развивающимся странам Азии необходимы политики, которые поддерживают рабочих, а не рабочие места. Все стороны могут воспользоваться гибкими контрактами и возможностями непрерывного обучения и переквалификации.

    Переподготовка имеет особенное значение, поскольку автоматизация создаст совершенно новые отрасли и профессии. По оценкам Международного института McKinsey, автоматизация могла бы повысить глобальный рост производительности на 0,8-1,4% в год, что приведет к значительной экономии и повышению производительности для бизнеса. Улучшение доступа к обучению и сертификации поможет странам извлечь выгоду из этих достижений и обеспечить более справедливый рост, предоставляя работникам навыки, необходимые для работы на новых рабочих местах.

    Этот результат будет полезен для рабочих и для азиатских экономик. Это означало бы, что на таких предприятиях, как фабрика в Бангладеш, могли бы работать исключительно роботы, а ее бывшие работники были бы трудоустроены в других местах, вероятнее всего, на рабочие места, которых еще не существует.

    Об авторе

    Стивен Грофф — вице-президент Азиатского банка развития в Восточной Азии, Юго-Восточной Азии и Тихоокеанском регионе.

    Copyright: Project Syndicate, 2018.


    Если лица, о которых идет речь в статьях factcheck.kz, или читатель не согласен с нашим вердиктом или доказательствами, после предоставления подтверждающей информации, редакция оставляет за собой право пересмотреть вердикт, приложив соответствующие материалы.

    Публикации сайта подготовлены при финансовой поддержке Фонда Сорос-Казахстан. Содержание данной публикации отражает точку зрения автора/ов, которая не обязательно совпадает с точкой зрения Фонда Сорос-Казахстан.