Паводок в СКО: можно ли было предотвратить?

    Источник pkzsk.info

    Обрушившиеся в этом году на Казахстан паводки выявили не только проблемы с предотвращением ЧС природного характера, но и показали, насколько чиновники слабо информируют общественность о масштабах происходящего.

    В своих предыдущих материалах factcheck.kz уже рассказывал о том, как в Карагандинской и Костанайской областях замалчивались данные о жертвах паводков, пытался разобраться, кто виноват в сложившейся в стране ситуации, когда люди лишались жизни и имущества.

    Тем не менее, осталось ещё много вопросов, которые коснулись и Северо-Казахстанской области, которая пострадала больше всего.

    Каждый год небывалый потоп?

    Паводки в Северо-Казахстанской области бьют исторические рекорды уже второй год подряд. В 2016 году от сильного паводка пострадали те населенные пункты региона, которых стихия обходила по 3 десятка лет. В 2017 году паводок уже назвали самым масштабным за последние 37 лет.

    Паводки СКО
    Источник: informburo.kz

    Местные СМИ также предчувствовали грядущие природные катаклизмы:

    Источник: time.kz

    Так почему же паводки в СКО каждый год удивляют местных представителей власти своей «небывалостью», и почему после сильного паводка 2016 года не удалось предвидеть угрозу и сделать работу над ошибками в 2017 году?

    С природой не поспоришь?

    Местное руководство и сотрудники департамента по ЧС уже два года подряд акцентируют внимание на особенности именно «этого» сезона, каждый раз утверждая, что «такого у нас ещё не было».

    Сценарии паводков 2016 и 2017 года действительно сильно отличаются. Так, если в 2016 вода пришла с полей, то в 2017 большая часть подтоплений произошла в связи с поднятием уровня воды в реке Есиль.

    Источник: zakon.kz

    А после этого морозы под 30 были, земля промёрзла. Получилась толстая корка. Земля должна дышать, принимать воду, а она не принимала, поэтому вся талая вода, а её в этом году очень много из-за большого количества снега, пошла по верху, большие потоки её шли по степи,

    — объяснял г-н Джумашев в 2016 году.

    При этом после подтопления в 2016 году из резерва правительства Республики Казахстан для восстановления последствий паводка областному бюджету было выделено более 1,3 миллиарда тенге.

    Часть этих денег была израсходована на установку более 60 водопропускных сооружений на автомобильных дорогах, направленных на борьбу с талыми водами, пришедшими с полей.

    Были проведены инженерные мероприятия, включающие устройство земляных обвалований и водоотводных каналов в населённых пунктах, подверженных подтоплениям.

    Источник: sputniknews.kz

    Но в 2017 году Северо-Казахстанскую область затопило вновь в связи с поднятием уровня реки Есиль. В районе Петропавловска река разлилась на 9 км. Подтопления снова объяснили «природным фактором».

    Источник: informburo.kz

    Человеческий фактор

    Но всё ли можно списать на природу? Ведь если бы заблаговременно были приняты необходимые меры, то столь сильный паводок удалось бы предотвратить или хотя бы уменьшить масштабы ущерба.

    Редакция Factcheck.kz связалась с журналистом общественно-политической газеты «Время» Ульяной Ашимовой, которая занимается освещением поводковых ситуаций в СКО уже не первый год.

    О причинах (сильного паводка в 2016 году) мы спрашивали, толком нам никто не ответил, но некоторые специалисты говорили о том, что система водоотведения, пропускных труб через дороги — всё это находится в упадническом состоянии ещё с советских времён.

    Воде некуда было уходить и она по желобам пошла в низину на сёла. Очень много было разрушено автомобильных дорог, асфальт смывало прямо с насыпью.

    Здесь, конечно, можно говорить о погодных условиях, но человеческий фактор заключается в том, что (в 2016 году) по сути водопропускных сооружений на дорогах не было,

    — рассказывает Ашимова.

    Так же она отмечает, что после паводка 2016 года местными властями была проведена колоссальная работа по восстановлению инфраструктуры водопропускных сооружений на дорогах.

    Всё прошлое лето эти трубы делали в области, тут объективным надо быть, эту работу провели, очень много денег потратили. Но на сей раз, вода пришла с другой стороны. Те сёла, которые определили в зону риска, их было порядка 90, они в этот раз достаточно благополучно пережили паводок. В этот раз топило то, что было в пойме реки

    — говорит Ашимова.

    В ситуации этого года тоже прослеживается человеческий фактор.

    Как признался начальник областного филиала РГП «Казводход» Аманжол Кожагулов, кроме природных факторов в подтоплении области большую роль сыграло аварийное состояние Шарынского водохранилища, которое должно было защищать от паводков Рузаевку и ещё несколько сёл в округе.

    Источник: time.kz

    Гидроузел на Шарыке — не единственное аварийное сооружение в Северо-Казахстанской области.

    По состоянию на 28 февраля 2017 года аварийным признано водопропускное сооружение у села Каратал в Уалихановском районе. И именно этот участок принимает на себя удар при сбросе воды в Акмолинской области.

    Сейчас в СКО нормально работают только два гидроузла: Сергеевское и Петропавловское.

    Население молчало?

    Во время паводков люди неоднократно возмущались несвоевременностью принятия мер по обеспечению защиты населения от паводков. Когда мимо эвакуированных жителей проезжали КамАЗы песка и глины для укрепления дамбы, местные жители задавались вопросом, почему нельзя было принять превентивные меры:

    Источник: time.kz

    Компенсация будет к осени? 

    Сейчас жители Северо-Казахстанской области и окраин Петропавловска самостоятельно справляются с последствиями стихии. Те, кто уже получил компенсации, отстраивают дома и очищают территории от гор камыша.

    Но есть и те, кто ещё даже не знает, сколько получит — суммы компенсаций посчитали не всем. Между тем прошёл уже один летний месяц, а северное лето, как известно, короткое. Люди боятся, что не успеют закончить ремонт до зимы.

    И так как точные суммы компенсаций не известны, люди даже не знают, смогут ли отстроить свои дома заново: некоторым домам ремонт не поможет, потому что стены рассыпаются и покрываются плесенью, грибами.

     

    Фото: Натальи Чорба
    Фото: Натальи Чорба

    На этих фото со страницы в социальных сетях — дом Натальи Чорба. Женщина ещё не получила компенсацию, но очень надеется на помощь акима города Марата Тасмаганбетова, который обещал взять это дело на свой личный контроль.

    Между тем, даже при значительной сумме компенсации женщине будет тяжело отстроить дом заново, так как в семье нет мужчин. Всё, что остаётся семье Натальи и другим пострадавшим семьям — надеяться на помощь властей и неравнодушных людей.

     

     


    Если лица, о которых идет речь в статьях factcheck.kz, или читатель не согласен с нашим вердиктом или доказательствами, после предоставления подтверждающей информации, редакция оставляет за собой право пересмотреть вердикт, приложив соответствующие материалы.

    Публикации сайта подготовлены при финансовой поддержке Фонда Сорос-Казахстан. Содержание данной публикации отражает точку зрения автора/ов, которая не обязательно совпадает с точкой зрения Фонда Сорос-Казахстан.