Молодое государство в изменчивом мире | Мнение

    Наргис Касенова, директор Центра центральноазиатских исследований в Университете КИМЭП, об очередном заседании «Астанинского клуба» и внешнеполитическом курсе Казахстана.

    АЛМАТЫ – В середине ноября в Казахстане состоялось третье ежегодное заседание «Астанинского клуба» – новой независимой и нейтральной площадки для диалога международных экспертов, политиков и представителей СМИ по «важнейшим проблемам, касающимся всех стран Евразии». Это мероприятие стало воплощением внешней политики Казахстана двух последних десятилетий, и эта политика возможно находится на пороге беспрецедентных испытаний.

    Очень известные и разные люди стали в этом году участниками «Астанинского клуба». В их числе представители ведущих аналитических центров Европы, Азии, США и Ближнего Востока; бывшие президенты – Абдуллах Гюль из Турции и Данило Тюрк из Словении; бывший комиссар ЕС Бенита Ферреро-Вальднер; член парламента Индии Шаши Тхарур; гендиректор российского «Первого канала» Константин Эрнст.

    Дискуссии проходили в «Назарбаев-центре» – импозантном, футуристическом здании, которое спроектировал знаменитый британский архитектор Норман Фостер. Сцена напоминала заседание межгалактического сената в фильме «Звёздные войны»: участники собрались за огромным столом вокруг карты Евразии, чтобы обсудить зарождающийся мировой порядок, соперничество крупных держав, санкционные войны, угрозу ядерного распространения, региональные интеграционные проекты.

    Желание повысить статус с помощью пиара и одновременно обеспечить общественные блага является той комбинацией, которая отличает дискуссии в «Астанинским клубе» и уже давно стала важной чертой внешней политики Казахстана. Например, раз в три года Казахстан проводит Конгресс лидеров мировых и традиционных религий, ради которого страна заказала Фостеру проект ещё одного импозантного и футуристического здания – Дворца мира и согласия.

    Кроме того, руководство Казахстана приложило много усилий, чтобы занять лидерские позиции в международном движении нераспространения. В октябре в столичной Астане прошли переговоры по урегулированию сирийского кризиса, в которых приняли участие представители сирийского правительства и некоторых оппозиционных вооружённых группировок, хотя Казахстан довольно далёк от трагических событий в этой стране.

    Казахстан начал выработал данный подход почти сразу после обретения независимости в 1991 году: страна стала инициатором созыва Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии, образцом для которого послужило Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (сейчас ОБСЕ). Казахстан оценил либеральный мировой порядок, при котором произошло рождение страны в 1991 году, который как раз в то время получил мощный стимул благодаря развалу СССР.

    Казахстан не был готов удовлетвориться ролью рядового члена либерального мирового порядка. Страна хотела стать образцовым примером, не просто вступая в ряды многосторонних соглашений и организаций, но и внося собственный вклад в их развитие.

    Именно поэтому Казахстан добивался председательства в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и получил его в 2010 году. И именно поэтому Казахстан начал трудную, но в конечном итоге успешную кампанию с целью стать непостоянным членом Совета Безопасности ООН в 2017-2018 годах. В перспективе Казахстан стремится присоединиться к развитым странам в Организации экономического сотрудничества и развития.

    Однако в международном сообществе, на которое Казахстан так активно пытается произвести впечатление, происходят фундаментальные изменения. Россия, великая держава в ближнем зарубежье Казахстана, дестабилизировала регион своим вторжением на территорию Украины, где она незаконно аннексировала Крым и начала войну в восточном Донбассе.

    Проблемы усугубляются тем, что на Соединённые Штаты при президенте Дональде Трампе, по всей видимости, уже нельзя полагаться как на силу, которая будет сдерживать Россию и поддерживать тот послевоенный либеральный мировой порядок, который она сама же и создала. От пришедшего к власти на волне народного недовольства Трампа нельзя ожидать даже соблюдения его правил.

    Евросоюз также оказался охвачен внутренними политическими проблемами (включая переговоры с Великобританией о выходе этой страны из ЕС), которые возникли из-за роста националистических, антиэлитных настроений. Китай пытается заполнить образовавшийся вакуум глобального лидерства – и остальной мир воспринимает эти попытки с удивительно активным одобрением.

    Подобные тектонические сдвиги являются достаточно шокирующими даже для самих крупных держав, которые их спровоцировали; но для стран поменьше они могут стать еще более дезориентирующими. Хотя некоторые эксперты приветствуют конец западной гегемонии, факт заключается в том, что для такой страны, как Казахстан, непредсказуемость означает опасность. И что ещё хуже, новоявленные державы менее привержены международным нормам и конвенциям о защите прав человека, а значит, менее вероятно, что они будут их поддерживать.

    Казахстан обрёл независимость в тот момент, когда мир приветствовал идеи международного сотрудничества, свободной торговли и коллективной безопасности; и страна с давних пор занимается поддержкой этих принципов. Хотя правительство Казахстана, как и другие молодые государства в регионе, до сих пор отставало в продвижении демократии и прав человека, оно открыто не отказывалось от этих норм.

    Сегодня Казахстан пытается удержать прежний курс. Однако если нынешние тенденции сохранятся, страна может потерять направление.

    Об авторе: Наргис Касенова – директор Центра центральноазиатских исследований в Университете КИМЭП (Казахстан).

    Copyright: Project Syndicate, 2017.
    www.project-syndicate.org


    Если лица, о которых идет речь в статьях factcheck.kz, или читатель не согласен с нашим вердиктом или доказательствами, после предоставления подтверждающей информации, редакция оставляет за собой право пересмотреть вердикт, приложив соответствующие материалы.

    Публикации сайта подготовлены при финансовой поддержке Фонда Сорос-Казахстан. Содержание данной публикации отражает точку зрения автора/ов, которая не обязательно совпадает с точкой зрения Фонда Сорос-Казахстан.