Мнение | Гендерное равенство в Азиатско-Тихоокеанском регионе

    Оливер Тонби (Сингапур) и Ану Мадгавкар (Мумбаи) о реальности и перспективах гендерного равенства в регионе.

    Гендерное равенство открывает огромные экономические возможности для любой страны. Правительство, которое надеется достичь сильных темпов роста экономики, не используя при этом полный потенциал женщин, фактически работать лишь вполсилы.

    Согласно расчётам, приводимым в новом докладе Глобального института McKinsey (MGI), к 2025 году страны Азиатско-Тихоокеанского региона могли бы увеличивать свой совокупный ВВП на $4,5 трлн ежегодно, просто ускорив прогресс на пути к гендерному равенству. Это всё равно, что каждый год создавать экономику размером с экономику Германии и Австрии вместе взятых. Особенно велик этот потенциал в Индии, где ВВП мог бы расти на 18% в год.

    Гендерное равенство способствует росту экономики тремя способами. По расчётам MGI, 58% прироста ВВП в Азиатско-Тихоокеанском регионе может обеспечиваться благодаря повышению доли женщин в составе экономически активного населения, 17% – благодаря увеличению рабочих часов для женщин и, наконец, оставшиеся 25% – за счёт роста числа женщин, занятых в отраслях с повышенной производительностью.

    Но равенство в труде идёт рука об руку с гендерным равенством в обществе. Несмотря на заметный прогресс в том, что касается образования и здоровья девочек, в этом регионе женщины по-прежнему сталкиваются с традиционным отношением, определяющим их, прежде всего, как домохозяек. В результате, у женщины зачастую нет доступа к финансированию, которое необходимо для начала или расширения бизнеса, а также к профессиональному образованию, необходимому на современном рынке труда.

    Разумеется, решение проблемы гендерного неравенства является сложной, долгосрочной задачей, которая требует широкого общественного участия. Но для Азиатско-Тихоокеанского региона можно выделить пять направлений в этой работе, где правительства, компании и неправительственные организации могли бы начать демонстрировать существенный прогресс.

    Первое: увеличение числа более качественных рабочих места для женщин. Сейчас женщины составляют примерно половину населения этого региона, но их вклад в региональный ВВП равен всего лишь 36%. Между тем, в ВВП не учитывается тот неоплачиваемый труд, которым они занимаются дома и стоимость которого – консервативно – можно оценить в $3,7 трлн дополнительного экономического выпуска.

    Среднемировая стоимость неоплачиваемого труда, который выполняют женщины, в три раза выше, чем аналогичный показатель у мужчин, однако в Азиатско-Тихоокеанском регионе она выше в четыре раза.

    В некоторых случаях женщины могут сами решать, сколько времени им надо тратить на подобные задачи. Однако слишком многие женщины, желающие зарабатывать деньги вне дома, лишены сейчас подлинного равенства возможностей.

    Эта проблема может быть решена несколькими способами, начиная с введения более гибких графиков на рабочих местах, повышения доступности услуг ухода за детьми, расширения системы профессиональной подготовки, причём особенно в области дисциплин группы STEM (наука, технологии, инжиниринг и математика). В таких странах, как Индия и Индонезия, дополнительные дивиденды могут принести инвестиции в инфраструктуру и транспорт, поскольку это поможет открыть возможности продуктивного труда для большего числа женщин.

    Второй приоритет: решение проблемы недостаточного представительства женщин среди бизнес-руководителей. В мире в среднем чуть менее 40 женщин-руководителей приходится на каждые 100 мужчин на руководящих позициях (включая политику), но в Азиатско-Тихоокеанском регионе эта цифра падает примерно до 25. И хотя за период с 2011 по 2016 годы доля женщин, входящих в советы директоров компаний в странах региона, удвоилась с 6% до 13%, она по-прежнему слишком мала. 

    Для того чтобы преодолеть эту невидимую преграду в Азиатско-Тихоокеанском регионе потребуется ликвидировать сразу несколько барьеров. В их числе культурные представления о том, что для женщин уход за детьми важнее карьеры; дефицит удобных или доступных услуг по уходу за детьми; бессознательные предубеждения на рабочих местах; очень малое количество ролевых моделей и спонсоров. Но что самое важное, слишком мало компаний в регионе предлагают варианты работы с гибким графиком.

    Третий приоритет: улучшение доступа женщин к цифровым технологиям, которые способны открыть бесчисленное множество экономических (и социальных) дверей, в том числе дверей к финансированию. Более того, в этом регионе женщины уже начинают добиваться успеха в некоторых наиболее быстро растущих цифровых отраслях экономики. Например, у крупнейшего торгового интернет-сайта Индонезии 35% выручки приходится на долю бизнеса, который принадлежит женщинам. А в Китае женщины являются основателями 55% новых интернет-компаний.

    Для дальнейшего развития этих успехов потребуется активней обучать женщин применению цифровых технологий. На азиатском интернет-рынке, который сейчас переживает бум, цифровые технологии могут стать обоюдоострым мечом: если не ликвидировать гендерный разрыв, тогда женщины окажутся на обочине технологической революции, охватившей этот регион.

    Четвёртый приоритет: изменить отношение общества к гендерным ролям. Согласно традиционным взглядам, женщина должна быть домохозяйкой, и это, наверное, самый главный барьер, мешающий повышению роли женщин в обществе и на рабочих местах.

    Очень показательны данные на эту тему, собранные в рамках «Всемирного опроса о ценностях» в период с 2010 по 2014 годы. В странах Азиатско-Тихоокеанского региона 44% респондентов заявили, что мужчины руководят лучше, чем женщины. А 70% респондентов в Индии (сравните эту цифру со всего лишь 21% респондентов в Австралии) согласны со следующим заявлением: «Если мать работает ради денег, тогда дети страдают». Руководители правительства, бизнеса, СМИ и местных сообществ должны работать вместе над изменением этих представления.

    Наконец, последний приоритет: стремиться к расширению регионального сотрудничества для достижения гендерного равенства. Государственные и частные инициативы обычно приносят более качественные результаты, если они заточены под конкретное общество и страну. Но региональные партнёрства, создаваемые для достижения общих целей, могут придать этим национальным и местным усилиям больший импульс.

    Например, страны Азиатско-Тихоокеанского региона моли бы совместно выделять больше финансирования на инициативы по повышению гендерного равенства, а также стимулировать инвестиции и составление бюджетов, в которых лучше учитываются гендерные вопросы. А в более широком плане правительства могли бы активней обмениваться опытом и знаниями о том, какие из подходов лучше работают.

    В Азиатско-Тихоокеанском регионе располагаются страны, которые входят в число наиболее инновационных и экономически быстро растущих в мире. Эти страны формируют впечатляющее новое будущее и приобретают всё более важную роль на мировой арене. Но женщины не играют на равных в этих захватывающих событиях, и многие лидеры уже начинают осознавать данную проблему. Настало время ускорить прогресс на пути к гендерному паритету, расширяя роль женщин в обеспечении экономического роста и повышении благосостояния общества.

    Об авторах: Оливер Тонби – управляющий партнёр фирмы McKinsey & Company в юго-восточной Азии, один из руководителей начатой этой фирмой инициативы All-In по разработке и обмену инновационными трудовыми практиками, способствующими росту гендерной инклюзивности и числа женщин-руководителей. Ану Мадгавкар – партнёр McKinsey Global Institute в Мумбаи.

    Copyright: Project Syndicate, 2018.
    www.project-syndicate.org


    Если лица, о которых идет речь в статьях factcheck.kz, или читатель не согласен с нашим вердиктом или доказательствами, после предоставления подтверждающей информации, редакция оставляет за собой право пересмотреть вердикт, приложив соответствующие материалы.

    Публикации сайта подготовлены при финансовой поддержке Фонда Сорос-Казахстан. Содержание данной публикации отражает точку зрения автора/ов, которая не обязательно совпадает с точкой зрения Фонда Сорос-Казахстан.