Мнение | Американский курс на столкновение с Китаем

    Кимерика — так называют экономический симбиоз Китая и США. Источник: trebuchet-magazine.com

    Кишор Махбубани — профессор Национального университета Сингапура — о вреде экономического упрощенчества в долгосрочной перспективе.

    Самые важные в мире двусторонние отношения – между США и Китаем – являются также одними из самых загадочных. Полные парадоксов, взаимонепонимания и недоверия, эти отношения стали источником существенной неопределённости, а потенциально – серьёзной нестабильности. Наиболее наглядным примером этого стала закипающая двусторонняя торговая война.

    Кто виноват?

    Ключевая идея, лежащая в основе нынешнего спора, который начала администрация президента США Дональда Трампа, заключается в том, что торговый дефицит США слишком велик, а виноват в этом Китай. Министр финансов США Стив Мнучин зашёл настолько далеко, что потребовал от Китая снизить в одностороннем порядке профицит страны в торговле с США на $200 млрд к 2020 году.

    Между тем, большинство разумных экономистов согласны, что торговый дефицит Америки является результатом внутриэкономических структурных факторов, в их числе – низкий уровень сбережений домохозяйств, постоянный дефицит госбюджета, а также роль доллара США как главной резервной валюты мира. По мнению Джозефа Ганьона, старшего научного сотрудника Института международной экономики им. Петерсона, если США хотят снизить размер торгового дефицита, тогда им следует начать с сокращения огромного дефицита бюджета.

    Однако не до конца понятно, а есть ли вообще такая срочная необходимость в снижении размеров торгового дефицита Америки.

    Внешний дефицит США является, конечно, большим, но эта страна может жить не по средствам, причём так, как другие страны позволить себе не могут.

    Благодаря статусу резервной валюты, которым обладает доллар, США могут привлекать значительную часть сбережений остальных стран мира, за чей счёт финансируется недостаток их собственных сбережений. Кроме того, как отметил в феврале Совет экономических консультантов при президенте Трампе, у США имеется профицит в торговле услугами с остальными странами мира, в том числе с Китаем.

    Но не только администрация Трампа игнорирует рациональные экономические аргументы. Подходы Трампа к вопросам торговли с Китаем пользуются более широкой поддержкой общества в США, чем большинство других его мер, поскольку американцы, в том числе и многие из тех, кто находится в оппозиции к Трампу, убеждены, что Китай играет не по правилам. Например, политический комментатор Фарид Закария заявил, что «в одном большом, фундаментальном вопросе» Трамп прав: «Китай – это торговый мошенник».

    За чей счёт банкет?

    Во всём этом клеймлении Китай упускается из вида то, что дешёвый китайский импорт радикально повысил качество жизни американских работников, чей медианный доход стагнирует уже 40 лет. По данным консалтинговой фирмы Oxford Economics, благодаря покупке китайских импортных товаров, американские семьи экономят около $850 в год. Учитывая, что 63% американских домохозяйств не имеют даже $500, отложенных на «чёрный день», данную сумму нельзя назвать незначительной.

    Конечно, открытость торговли с США и остальным миром дала Китаю возможность добиться самого быстрого снижения уровня бедности в истории человечества. Но это не означает, что Китаю достаётся большинство экономических выгод. Например, китайский производитель Foxconn получает всего лишь $7,40 за каждый проданный iPhone стоимостью $800; основная часть этой стоимости идёт американцам.

    Сегодня китайские власти верят в современную экономическую теорию, которая, возможно, является самым важным экспортным товаром Запада. Тем не менее, США продолжают принимать решения, которые наносят Китаю вред и основаны на ошибочных суждениях. Вопрос в том, что поддастся ли Китай на американское давление.

    Руководство Китая, в конечном счёте, является прагматичным. Если несколько символических уступок (подобные, например, добровольным экспортным ограничениям, на которые Япония согласилась в 1980-х) позволят предотвратить столкновение, тогда Китай может на них пойти. Если же речь зайдёт о более серьёзных – и экономически неоправданных – требованиях, тогда Китай, скорее всего, будет держаться прежней линии.

    В этом отношении наиболее очевидным примером является требование Мнучина, чтобы Китай отказался от своего плана «Сделано в Китае 2025». Китай уже страдает от контроля за экспортом из США в части высокотехнологического оборудования (включая введённый недавно семилетний запрет на продажу программного обеспечения и компонентов американскими компаниями китайской корпорации ZTE). Однако Китай не собирается отказываться от своих планов развития высоких технологий, поскольку это критически важный элемент его чёткой долгосрочной стратегии повышения места экономики страны в глобальной цепочке создания стоимости.

    Иными словами, каким бы рациональным ни старался быть Китай, торговая война, которая навредит и американцам, и китайцам, остаётся реальным вариантом. Такой исход становится тем более вероятным из-за усиливающихся трений в двусторонних отношениях.

    Что делать?

    Трёхмесячная научная командировка в два ведущих университета США показала мне всю степень ухудшения отношения к Китаю в этой стране за последние годы. Если бы китайское руководство знало о масштабах этого сдвига (а одному из высокопоставленных китайских политиков я об этом рассказал), они бы поняли, что их спокойная и рациональная политика в отношении США на протяжении последних 20 лет, возможно, не сработает в следующие 20 лет.

    Потребовалась бы целая книга, чтобы объяснить, почему мнение Америки о Китае стало негативным. Но некоторые причины очевидны. В течение следующего десятилетия Китай обгонит США экономически, хотя он и не является демократической страной. Некоторые американские интеллектуалы говорили мне, что были бы готовы смириться с ростом Китая, если бы эта страна была демократической.

    И вновь здесь вступает в игру некая иррациональность: демократический Китай был бы значительно сильнее подвержен популистскому и националистическому давлению, и поэтому он, скорее всего, стал бы намного менее удобным партнёром для США.

    Но Америка по-прежнему ослеплена своей идеологией, и поэтому не способна увидеть выгоды существования Китая, которым управляет экономический рационализм.

    В будущем историки будут сожалеть, что долгосрочная политика Америки по отношению к Китаю не была результатом аналогичного холодного расчёта. Вместо этого им, наверное, придётся изучать, каким образом политическая поляризация и упрощенческая идеология Америки (которую исповедуют многие из тех, кто должен был бы лучше разбираться в этом вопросе) довели её до крайне убыточного и совершенно бессмысленного конфликта.

    Кишор МахубаниКишор Махбубани – профессор Национального университета Сингапура, автор книги «Запад проиграл?».

    Copyright: Project Syndicate, 2018.
    www.project-syndicate.org 


    Если лица, о которых идет речь в статьях factcheck.kz, или читатель не согласен с нашим вердиктом или доказательствами, после предоставления подтверждающей информации, редакция оставляет за собой право пересмотреть вердикт, приложив соответствующие материалы.

    Публикации сайта подготовлены при финансовой поддержке Фонда Сорос-Казахстан. Содержание данной публикации отражает точку зрения автора/ов, которая не обязательно совпадает с точкой зрения Фонда Сорос-Казахстан.