ГЛАВНАЯ Авторы Посты от Редакция

Редакция

91 ПОСТЫ 0 КОММЕНТАРИИ
Фактчек в Казахстане и Центральной Азии

Заки Лаиди — профессор международных отношений в университете Sciences Po — о том, что Европе необходимо научиться вновь демонстрировать силу.

Хотя в июле президент США Дональд Трамп и председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, похоже, предотвратили торговую войну, проблемы, которые стоят перед Евросоюзом, далеки от разрешения. В сегодняшней, всё более гоббсовской обстановке ЕС может выжить, лишь повысив свою способность демонстрировать силу, а это очень трудная задача для структуры, которая была создана как раз ради отказа от политики силы.

Подписав Римский договор в 1957 году, Европа избавилась от остатков своих милитаристских импульсов и сконцентрировалась на строительстве разрастающегося, мирного общего рынка. С тех пор единственным средством демонстрации силы для Европы стала её торговая политика.

Но в этой политике ЕС не руководствуется стратегическим мышлением, и поэтому имеет лишь ограниченное глобальное влияние, несмотря на колоссальные успехи на мировых рынках. Для Европы настало время перестроить себя, чтобы стать подлинным глобальным игроком, но не пытающимся копировать какую-нибудь классическую супердержаву, а консолидируя и применяя различные виды силы.

Европа уже обладает значительной нормативной силой (то есть способностью задавать глобальные стандарты с помощью так называемого «брюссельского эффекта»), которую можно увидеть, например, в её стремлении обуздать технологические компании. Недавно вступивший в силу «Общий регламент по защите данных» устанавливает правила сбора и обработки персональной информации о частных лицах внутри ЕС.

Цифровые платформы, включая могущественные американские компании, стараются теперь к ним приспособиться. Под давлением со стороны ЕС оказалась и «большая четвёрка» американских технологических компаний (родительская компания Google – Alphabet Inc., а также Apple Inc., Facebook и Amazon), что вызвано их доминирующими позициями на рынке.

Тем не менее, ЕС часто не осознаёт своей нормативной силы, не говоря уже об использовании её выгод в полной мере.

Это непонимание является одновременно следствием и усиливающим фактором слабостей в трёх сферах – самоуважение, понимание рисков, способность к действиям.

Самоуважение включает в себя: убеждённость в том, что ЕС – это стоящее начинание; готовность с уверенностью заявлять об этом публично; понимание истинного потенциала ЕС с точки зрения проекции силы. Такое понимание категорически отсутствует во многих странах ЕС, начиная с Германии, которая, несмотря на вернувшуюся к ней уверенность в собственном будущем, ревностно оберегает свои ресурсы.

Поскольку Трамп ругает Германию за то, что при постоянном профиците она недостаточно вкладывается в трансатлантическую оборону, эта страна должна быть особенно мотивирована использовать свои возможности для укрепления Европы. И тон дебатов о возможности поделиться ресурсами в Германии начинает меняться, однако для конкретных изменений потребуется время.

Неготовность Европы развивать и применять своё влияние резко контрастирует с напористым применением Америкой её рыночной силы для отстаивания собственных интересов и предпочтений. Например, после того как Трамп объявил о решении выйти из «Совместного всеобъемлющего плана действий» 2015 года (СВПД), который больше известен как Иранское ядерное соглашение, и возобновить санкции против Ирана, многие европейские компании, опасаясь потери доступа к американскому рынку, решили покинуть эту страну.

Стремясь убедить европейские компании остаться в Иране, Еврокомиссия обновила «Блокирующий регламент» 1996 года, который запрещает организациям, находящимся под юрисдикцией ЕС, соблюдать экстерриториальные санкции, позволяет компаниям компенсировать ущерб от таких санкций, а также аннулирует действие в ЕС любых решений иностранных судов, принятых на основании этих санкций. Но данное решение оказалось неэффективным. Примером этого стала ситуация с «Обществом всемирных межбанковских финансовых каналов связи» (сокращённо SWIFT) – безопасной системой сообщений, которая используется для осуществления глобальных трансграничных финансовых транзакций.

В 2012 году Иран на собственном опыте узнал, что потеря доступа к сети SWIFT фактически означает потерю доступа к международной финансовой системе. Однако именно этого требуют США: если к началу ноября система SWIFT не перекроет доступ Ирану, против неё будут предприняты контрмеры. Но если SWIFT подчинится этому требованию, будут фактически уничтожены любые, ещё сохраняющиеся у Ирана стимулы оставаться в СВПД. Это будет равнозначно крупнейшему политическому провалу для Европы, поскольку SWIFT находится под юрисдикцией ЕС.

Европа демонстрирует также саморазрушительное отсутствие уверенности в евро. Евро – вторая важнейшая валюта в мире, но она отстаёт от доллара почти по всем параметрам, что повышает уязвимость ЕС перед торговыми санкциями США.

Вторая слабость, устранением которой следует заняться ЕС, – понимание рисков. Например, Китай нуждается в доступе к промышленным технологиям Европы, чтобы реализовать свои экономические амбиции, и ему нужен доступ к европейским портам для выполнения программы «Пояс и путь». Но, по сути, Европа позволяет себя грабить, в том числе, разрешая Китаю покупать порты и объекты в аэропортах. Отношения между ЕС и Китаем должны быть обязательно эквивалентными. Евросоюз и, в частности, страны Южной и Восточной Европы, которые с открытыми руками приветствуют китайские инвестиции, должны осознать угрозы для безопасности, которые создаёт деятельность Китая.

Впрочем, для этого Европе потребуются более единообразные подходы к России, которая, хотя и представляет для ЕС меньшую угрозу, чем Китай, старается акцентировать – и усилить – внутренние разногласия в Евросоюзе.

Как можно осуждать Грецию за продажу портов китайцам, когда Германия реализует трубопроводный проект «Северный поток-2», повышающий энергетическую зависимость Европы от России?

Всё это осложняется эскалацией напряжённости между Европой и США, что, помимо всего прочего, мешает их сотрудничеству с целью сдержать Китай. И именно здесь на первый план выходит способность к действиям. Вместо ожиданий, что кто-то другой даст отпор попыткам администрации Трампа разрушить многосторонние структуры, Европа должна взять инициативу в свои руки, представляя систему без США.

Это означает, что надо не только гарантировать возможность сохранения международного торгового режима без США, но и развивать военный потенциал, способный повысить геополитический авторитет ЕС и изменить глобальный баланс сил. И здесь инициатива президента Франции Эммануэля Макрона создать европейские военные силы вне НАТО является исключительно важной. Её успех будет зависеть от наличия единого, коллективного подхода, даже с потенциальным участием Великобритании. Трудности очевидны. Но награда – для ЕС и всего мира – вполне будет стоить затраченных усилий.

Об авторе: Заки Лаиди – профессор международных отношений в университете Sciences Po, работал советником бывшего премьер-министра Франции Мануэля Вальса.

Copyright: Project Syndicate, 2018.
www.project-syndicate.org

" ["post_title"]=> string(97) "Мнение | Как Европе перестать бояться и полюбить силу" ["post_excerpt"]=> string(0) "" ["post_status"]=> string(7) "publish" ["comment_status"]=> string(6) "closed" ["ping_status"]=> string(6) "closed" ["post_password"]=> string(0) "" ["post_name"]=> string(51) "mnenie-kak-evrope-perestat-boyatsya-i-polyubit-silu" ["to_ping"]=> string(0) "" ["pinged"]=> string(0) "" ["post_modified"]=> string(19) "2018-08-16 23:32:31" ["post_modified_gmt"]=> string(19) "2018-08-16 17:32:31" ["post_content_filtered"]=> string(0) "" ["post_parent"]=> int(0) ["guid"]=> string(29) "https://factcheck.kz/?p=12902" ["menu_order"]=> int(0) ["post_type"]=> string(4) "post" ["post_mime_type"]=> string(0) "" ["comment_count"]=> string(1) "0" ["filter"]=> string(3) "raw" } -->

ОСТАВАЙТЕСЬ НА СВЯЗИ

1,065ФанатыМне нравится
5ЧитателиЧитать
0ЧитателиЧитать
19ЧитателиЧитать
18ПодписчикиПодписаться

ПОПУЛЯРНОЕ

НОВОЕ